Монголия и k-pop: конь и трепетная лань

20125

Недавно к-поп-группа ELRIS выпустила клип, действие которого происходит в столице Монголии. 

Снятый с обильным использованием популярных в Южной Корее ретро-мотивов, незамысловатый клип показывает некоторые локации Улан-Батора, которые, по мнению режиссёра, сохранили дух недавнего прошлого. Естественно, корейским видеографам не пришло в голову, что отдельные (причём бросающиеся в глаза) особенности, попавшие в кадр, никак не могли иметь место в Улан-Баторе "ламповых времён". Так, несколько диссонируют с замыслом клипа стальные двери подъездов с домофонами, вывески типа "Nandin Shop" или "Yak House". Впрочем, несложные спецэффекты скрадывают эти неточности, а кадры городского парка, бывшего Музея Ленина и беседок на Самбуугийн гудамж вызовут прилив светлых воспоминаний у тех, кто запомнил монгольскую столицу ранних 90-х. 

ELRIS весной посетили Улан-Батор с дружественным визитом и выступили на мероприятии в Монгольском государственном университете (МУИС). 

Месяцем раньше свой клип, снятый в Улан-Баторе и в степи опубликовала корейская певица Хейз (Чан Да Хе). 

Ровно год назад для мегазвёзд TWICE сняли клип в Монголии "The best thing I ever did". Нетизены даже заметили Чеён в библиотеке на фоне монгольских книг. 

Улан-Батор, как видим, снова исполняет функцию винтажного фона. Кроме того, в клипе представлена зимняя монгольская природа и местная фауна - северные олени. Что сказать, для страны, огромная доля доходов которой формируется за счёт международного туризма, клип невероятно популярной в Восточной Азии группы является бесплатной рекламой. 

Ещё до появления TWICE мегапопулярная в ту пору группа T-Ara выступала в Улан-Баторе, а в монгольской степи был снят специальный клип (ver. 2) к хиту "N9". Это был весьма редкий случай, когда группа выпускала два официальных клипа к одной песне, но это стоило того. Многие любители экстремальных автомобильных путешествий пустили скупую ностальгическую слезу при виде огромных заржавленных букв "Авто Тээвэр" и суровых заколоченных строений посреди степи. 

К-поп в Монголии, как и повсюду в Восточной Азии, пользуется популярностью у молодёжи, влияет на развитие местной поп-музыки, но кроме того монгольские исполнители временами пытаются делать карьеру в Корее. Их не много, потому что корейским агентствам понятно, что монгольский рынок не велик и, например, включать исполнителей из этой страны в состав айдол-групп не особо выгодно. Если Китай, Япония и Таиланд давно стали поставщиками айдолов для к-поп, то Монголия прорывается в этом направлении довольно тяжело. Но, если уж прорыв происходит, то обычно это является свидетельством выдающихся данных исполнителя. 

Первой монгольской ласточкой в к-поп была Lee Lyulin (Лхамджав), ставшая участницей группы BBde Girl. 

Полное интервью с Лхамджав можно посмотреть здесь

Пару лет назад Гантого (Ganaa), монгольский участник хора Montant, выпустил свой первый сингл, в котором поведал о сложностях жизни гастарбайтеров в Южной Корее. Эта баллада неожиданно для самого певца попала в чарт канала Mnet. 

 

В прошлом году монгольские выпускники и студенты корейских вузов Уянга и Төрмөнх (RUTUU) записали свою первую песню, а их продюсером стал не представитель агентства, а их же земляк, учившийся раньше вместе с Уянгой на факультете экономики. В этой коллаборации интересно то, что все трое монголов познакомились в Корее. Это пример монгольской предприимчивости. В чужой стране они смогли учиться, начать зарабатывать, создавать свой бизнес (Төрмөнх основал свою студию звукозаписи) и осуществлять культурные проекты, интересные как для Кореи, так и для Монголии.

Уянга (Uranus) и RUTUU после первого нашумевшего клипа в коллаборации каждый выпустили ещё несколько музыкальных видео. Некоторые песни они исполняли соло, некоторые - в коллаборации с другими исполнителями. Часть из них - на английском, а в последнее время они всё чаще поют на монгольском. 

Уянга, между прочим, довольно скептично относится к тому, что пресса называет её "монголкой в мире к-поп". Она считает себя скорее просто певицей R&B, иногда поющей на корейском. По её словам, проект коллаборации с пафосным клипом и песней на корейском был попыткой показать корейской аудитории монгольское видение, монгольское мироощущение (т.е. это не было попыткой мимикрировать под к-поп). 

Поклонники советуют the Wassabies "выйти на мировой рынок"

Вообще тенденция называть k-pop'ом или сравнивать с ним всё подряд, к сожалению, слишком сильно укоренилась в среде журналистов и блогеров. Сейчас практически любой клип с азиатскими лицами могут назвать подражанием k-pop; причём в одних случаях тем самым выразят горячую похвалу, в других - глубокое презрение. Это раньше было характерно для Китая, где одно время каждый случай кавайи-концепта обязательно сравнивали с какой-нибудь корейской группой.

В Монголии это проявляется ещё более ярко. Там могут сравнивать с к-поп такие весьма мало похожие на корейские группы проекты, как the Wassabies. Это что-то сродни тому, что запрячь коня и трепетную лань в одну телегу. Монгольская поп-музыка другая (там нет ни айдол-проектов, ни корейских принципов формирования составов поп-групп), подход монгольских видеографов к созданию клипов тоже отличается. Отдельные сходства не говорят ни о чём, они могут быть общими в странах на разных континентах, просто потому что современная поп-культура по природе своей интернациональна. 

k-pop, Южная Корея, Монголия

Читайте также

Комментарии