Новый рывок Китая на порты Аравийского моря

1345

Очередной важный шаг Китая в организации гигантского проекта "Пояс и Путь". Пекин выходит к очередному порту на Аравийском море, и это ещё одна жемчужина в океанском ожерелье Поднебесной. 

На днях в Исламабаде и Пекине состоялось 10-е заседание Совместного комитета сотрудничества (СКК) по Китайско-Пакистанскому экономическому коридору (КПЭК). Обе страны договорились включить Зону комплексного развития побережья Карачи (KCCDZ) в рамки КПЭК.

KCCDZ является инициативой Министерства морских дел Пакистана и частью глобального плана Китая по продвижению экономических интересов Поднебесной в прибрежной зоне стран Южных морей. Исламабад надеется на развитие инфраструктуры Карачи с помощью многомиллиардных китайских инвестиций. 

Карачи и сейчас входит в число крупнейших портовых городов мира, но после завершения KCCDZ ожидается, что он кардинально улучшит экологию акватории, поможет решить проблему трущоб, не говоря о том, что значительно возрастёт пропускная способность порта. KCCDZ в Пакистане практически официально называют мегапроектом, и в этом есть смысл. Даже в рамках КПЭК он первый в своём роде, хотя и не самый большой по объёму инвестиций. 

Около 3,5 миллиардов долларов США, которые по предварительным рассчётам вложит Китай - скорее всего - не вся сумма, что будет вложена в порт Карачи. В любом случае, успешное завершение проекта вызовет приток следующей волны инвестиций. 

Партнёром Китая в проекте выступает пакистанская Karachi Port Trust, федеральное агентство, входящее в структуру Морского секретариата. В своём Твиттере пакистанский министр морских дел Али Зайди не скупится на громкие эпитеты: 

В Зоне комплексного развития побережья Карачи планируется осуществить рекуперацию территории площадью около 640 гектаров в западной части заболоченной местности. Проект, помимо прочего, попадает в хороший резонанс с планами правительства Имрана Хана по строительству недорогого жилья, поскольку обеспечит частичную ликвидацию трущоб и переселение более двадцати тысяч семей. 

В Карачи, напомним, сосредоточено огромное количество беженцев и их потомков, вынужденных покинуть свои дома в Индии, Афганистане, Бангладеш (бывший Восточный Пакистан). Войны и межэтнические столкновения в регионе привели к тому, что мусульманское и урдуязычное население в этих странах увидело в Пакистане своего защитника и на протяжении почти полувека стремилось найти в нём убежище. Большая часть потоков миграции сошлась именно в Карачи. Хотя многие мухаджиры (мусульманские беженцы) поселились в домах, брошенных индуистами (в свою очередь бежавшими в Индию), примерно треть из них вынуждена была осесть на худших городских территориях, где появились зоны трущоб. 

Четыре новых причала для морского порта увеличат пропускную способность грузоперевозок. Доля Карачи составляет около 90% всего морского карго страны, в городе функционирует два порта (порт Карачи и порт Касим). Часть этой нагрузки переложена и будет далее по возрастающей перекладываться на порт Гвадар, который построен в рекордные сроки и развивается опять-таки Китаем. 

Порт Гвадар это тот проект, который Пакистан самостоятельно не смог бы осуществить и за полвека. Поднебесная вложила и продолжает вкладывать в China port, как здесь называют эту территорию, совершенно фантастические суммы. Построено уже очень много объектов, а планов по прежнему - громадьё. Оно и неудивительно, порт сдан Китаю до 2059 года. Потенциально - это второй Гонконг, но уже с обратным знаком. 

Тем не менее, Гвадар - это стратегический проект, который ещё очень нескоро сможет выйти на чистую прибыль. Строительство морского порта с нуля и на побережье, где придётся ещё долго вести углубление дна для возможности приёма судов большим водоизмещением - как полагают - затеено не столько ради чистой экономики, сколько на случай крупного военного или экономического конфликта. Индия, Япония, Тайвань, США, потенциально - Австралия, список стран, с которыми у КНР есть незавершённые споры, и которые охватывают Поднебесную гигантским полумесяцем вдоль всех её морских коммуникаций, не могут не беспокоить китайских правителей. 

В случае глобального конфликта такие опорные точки, как Гвадар, будут выполнять роль прорывателей блокады. Поражающая воображение транспортная линия, что ведёт от Китайской Уйгурии (Синьцзян) через спорные индо-пакистанские территории (также сданные Пакистаном Китаю), выводит Поднебесную прямо на Аравийское море. У Китая есть и целый ряд подобных уникальных проектов в Юго-Восточной Азии, которые также создают цепочку опорных пунктов, но эта часть Южного Морского ожерелья сравнительно уязвима для рейдеров под флагами США, Индии и Австралии. Пакистанское побережье тоже не самое безопасное место, учитывая близость Индии, но пока это единственный вариант. Если ситуация в Иране станет более благоприятной для Китая, что-то интересное может появиться и там. 

Китайцы построили гвадарский порт почти на максимально возможном удалении от Индии. Это проект, условно говоря, для "Дня Д", но с перспективой и на чисто экономические цели. В Карачи реализуется версия лайт с прицелом прежде всего на экономический эффект. 

В Карачи помимо расширения возможностей морских грузоперевозок, KCCDZ предусматривает постройку современного рыболовного порта с линиями переработки продукции на экспорт. На реке Ляри поставят водоочистные сооружения. Сама Зона комплексного развития соединится с остальной частью Карачи мостом. Этот мост, кстати, пакистанский министр называет роскошным или величественным. В его твите вообще нет недостатка в позитивных эпитетах. Мегапроект, монументальное, ультрасовременное, мирового класса, открыть неизведанное, огромный потенциал... 

В заключении Али Заиди называет Китай и Пакистан братскими странами! Кажется, тут и кроется ключ к пониманию интересов Китая во вложении в Карачи. 

Порт Гвадар не затронул плохо разбирающуюся в геополитике часть населения Пакистана, к тому же не всегда улавливающей необходимость сдачи в аренду, а в прошлом - просто уступку, Китаю своих территорий. В случае с Гвадаром не обошлось без недовольства со стороны белуджей, народа, на чьей территории строился порт, и чей сепаратизм активизировался почти одновременно с началом масштабных китайско-пакистанских проектов на юге. Спецслужбы усмотрели в диверсиях, устроенных белуджами, руку Индии, но очевидно, что белуджский национализм не вчера возник.

В регионе вообще велико недовольство пакистанским правительством, причём даже в среде пуштунов есть не столь уж малый процент сторонников идеи расширения автономии Белуджистана. По иронии судьбы гвадарский проект сулит экономический рост Белуджистану, а именно бедность белуджей в сравнении с ситуацией в более развитых провинциях всегда служила поводом для их недовольства. 

Как бы то ни было, фантастически амбициозный проект в Гвадаре не столь уж сильно впечатляет малообразованные слои населения Пакистана. Совсем другое дело - Карачи. Тут создание новых рабочих мест и улучшение жилищных условий для сотен тысяч людей. Китайские вложения в Карачи - это путь к сердцам бедных пакистанцев в южной части страны. Для Китая это ещё и инвестиции теоретически с более быстрым, чем в случае с Гвадаром, возвратом вложений. Но главная цель всех масштабных проектов Поднебесной в Пакистане - а они охватывают всю страну от самого севера до теперь уже почти всего южного побережья - это изменение геополитического положения. 

Китай буквально перекраивает карту. Всего лишь 20 лет тому назад у него не было опорных точек в Аравийском море, теперь есть, и они уже связаны с точками на территории самой КНР. 

Пакистан, разумеется, видит в этом свои интересы. Не случайно свой твит министр морских дел завершает словами "KCCDZ меняет игру для Пакистана". Речь, конечно же, о большой геополитической игре, в которой Пакистан проигрывал Индии на протяжении уже полувека. 

Китай, Пакистан, экономика

Читайте также

Комментарии