Как маленькая Монголия выживает среди соседей гигантов

1067
Как маленькая Монголия выживает среди соседей гигантов

От скромного обеденного стола к стратегическому партнёрству

Еще в августе 2014 года Цахиагийн Элбэгдорж пригласил Си Цзиньпина на обед. Китайские официальные лица давали наставления тогдашнему президенту Монголии относительно пышности, которую они ожидают от встречи с главой своего государства, эти требования оказались высоки.

"В Монголии не так много танцевальных залов", - смеялся Элбэгдорж.

Вместо этого он решил использовать более сдержанный подход. Элбэгдорж, Си и их супруги отведали монгольскую еду - мясо на гриле, сыр, пельмени - в резиденции президента в Улан-Баторе. В этой тихой обстановке лидеры двух стран затронули несколько деликатных вопросов. Они обсудили возможность для этнических монголов свободно перемещаться между Монголией и китайской территорией Внутренней Монголии. Они также говорили о националистических призывах китайцев к присоединению Монголии к Народной Республике и даже поговорили о духовном лидере Тибета Далай-ламе, которого почитают монгольские буддисты, но которого Пекин осуждает как опасного подстрекателя.

Президент Китая Си Цзиньпин и его жена Пэн Лиюань выходят из самолета по прибытии в Улан-Батор, Моголия, 21 августа 2014 года

"Это было действительно здорово", - сказал Элбэгдорж в эксклюзивном интервью журнала TIME. - "Позже Си произнес в нашем парламенте большую речь, в которой заявил, что Китай будет уважать образ жизни, независимость и территориальную целостность Монголии. Для нас это звучало очень хорошо".

По подсчетам Элбэгдоржа , это была одна из 30 встреч с Си за время его двух президентских сроков с 2009 по 2017 год. При Элбэгдорже можно было наблюдать за преобразованием отношений с простых двусторонних до «всеобъемлющего стратегического партнёрства» в 2014 году. Год спустя Си назвал их отношения «лучшими, чем когда-либо».

Но радужные времена прошли для Элбэгдоржа, ставшего одним из самых жестких критиков Китая в том регионе, где немногие представители власти осмеливаются на высказывания. Можно предположить, что причина его бесстрашия кроется в определенных силах, стоящих за его спиной. Критика Элбэгдоржа непосредственно связана с недавними мерами Пекина по ограничению развития монгольской культуры и языка во Внутренней Монголии.

Огромные просторы пустынь и степей являются домом для пяти миллионов этнических монголов - примерно на 50% больше, чем в самой Монголии. Монгольский был основным языком обучения этнических в школах Внутренней Монголии на протяжении долгих лет. Но у страны появились причины для введения новых директив, постановивших, что китайский должен использоваться для основных предметов, что, по словам алармистов, угрожает исчезновением монгольского языка.

Тем не менее, Пекин настаивает на полном уважении к монгольской культуре и заявляет, что продвижение китайского языка поможет повысить конкурентоспособность монгольских выпускников школ. Этот шаг вызвал массовые протесты в Хух-Хото, столице Внутренней Монголии, за которыми последовали ответные меры правительства.

Прежде чем стать президентом, Элбэгдорж проделал витиеватый путь. Участник бескровной демократической революции 1990 года, положившей конец семи десятилетиям пребывания Монголии в качестве сателлита Советского Союза, прошли ещё годы, когда Элбэгдорж наконец смог занять пост премьер-министра от демократической коалиции. После  своего премьерства он уехал в Соединенные Штаты изучать государственную политику в Гарвардской школе Кеннеди, а также поработал в монгольской языковой службе "Радио Свободная Азия" в Вашингтоне.

Региональные вызовы, стоящие перед Монголией

Разворот Элбэгдоржа в отношении своего южного соседа пытается указать на агрессивную региональную позицию Китая, а также на трудности, с которыми сталкиваются малые страны при столкновении со сверхдержавами, от которых они все больше зависят в плане экономического развития (Китай в настоящее время потребляет около 90% всего монгольского экспорта). Как они будут выбирать между демократическими ценностями и процветанием, когда мир объединится в конкурирующие лагеря во главе с Вашингтоном и Пекином?

Монголия надеется подстраховаться, будучи одновременно «партнером НАТО» (наряду с такими странами, как Япония и Новая Зеландия), и наблюдателем в Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Однако «риск для такой страны, как Монголия, как и для многих соседей Китая, заключается в том, что враждебность возрастет и заставит выбрать сторону», - говорит профессор Джулиан Диркес, эксперт по Монголии из Университета Британской Колумбии.

"Всё потому, что у Монголии нет возможности избежать китайского влияния из-за своей экономической зависимости".

Влияние Пекина на Монголию лучше всего иллюстрируется его отношением к Далай-ламе, носящего титул монгольского происхождения. Монголы приняли буддизм школы гелуг па ("желтошапочники") тибетского буддизма в 1581 году, и Его Святейшество по-прежнему широко почитается ими.

Его Святейшество посетил Монголию в 2011 году и страна собиралась пригласить его повторно. МИД КНР в ответ на это заявил, что Пекин "решительно выступает против антикитайской сепаратистской активности Далай-ламы в любой стране, под любым предлогом и в любой форме" и потребовал от Монголии, чтобы власти страны "не разрешили визит Далай-ламы и не способствовали сепаратистской активности клики Далай-ламы". Тогда духовные ценности Монголии перевесили страх и вопреки угрозам визит состоялся в 2016 году.

В наказание Пекин ввел тарифы на монгольский экспорт и с тех пор буддийского лидера больше не приглашали.

Вернемся к настоящему. Стратегическая привязка делает президентские выборы, назначенные на июнь, очень важными. Китай, Россия и США делают все, что в их силах, чтобы повернуть выборы в свою пользу.

Действующий президент - бывший борец и бизнесмен Баттулга Халтмаа, пришедший к власти в 2017 году, обуздал националистический гнев по отношению к иностранным фирмам, эксплуатирующим минеральные ресурсы Монголии, найдя в этом пользу для страны. Баттулга безусловный романтик, ибо как ещё объяснить его порыв назвать свою многогранную бизнес-империю Genco в честь вымышленной компании по производству оливкового масла, бывшей прикрытием для «Крестного отца» Вито Корлеоне. Многие обвиняют политика в пристрастном отношении к России (его супруга является этнической русской).

По мнению критиков, при Баттулге монгольская политика обрела авторитарные нотки. Он настаивал, хотя и безуспешно, за восстановление смертной казни, которую Элбэгдорж отменил в 2015 году. Он также отстранил судей, которых считал продажными, и предъявил обвинения в коррупции множеству чиновников, включая Элбэгдоржа.

Китай и Россия - угроза Монголии?

Налаживание связей с США долгое время было ключом к «политике третьего соседа» Монголии - долгосрочной стратегии развития отношений за пределами Китая и России. Страна, которая отправила своих воинов на запад в 13 веке, сделала это снова в 2003 и 2009 годах, поддержав миссии США в Ираке и Афганистане. Элбэгдорж постоянно твердит об «общих американских ценностях с точки зрения прав человека и развития свободы», но остается неясным, как Вашингтон может эффективно поддерживать Улан-Батор, не вызывая антагонизма Монголии как с Москвой, так и с Пекином.

Местоположение Монголии имеет стратегическое значение, потому что она находится на «позвоночнике» Китая, но в то же время расположена "в подбрюшье" России.

Между тем страна сталкивается с серьезными экономическими проблемами. Когда в начале 2000-х годов резко выросли цены на сырьевые товары — в особенности на золото и медь, которыми изобилует Монголия, - страна на короткое время обрела самую быстрорастущую экономику в ​​мире с самой прибыльной биржей. Пыльные золотоискатели из Северной Америки и Европы пили дорогой бренди в роскошных ночных клубах Улан-Батора. Но бум добычи полезных ископаемых был недолгим, и к 2017 году Монголия была вынуждена обратиться в Международный валютный фонд за финансовой помощью.

Было бы удобно списать беды Монголии на печально известное «ресурсное проклятие», постигшее страны, вкладывающие огромные инвестиции в небольшое количество сырьевых товаров, не имея возможности диверсифицироваться. На сегодняшний день Монголия - заложник цен на сырьевые товары.

Ситуация усугубляется пандемией короновируса. Несмотря на то, что Монголия хорошо пережила кризис, зарегистрировано немногим более 12 000 подтвержденных случаев заболевания и 17 смертей, число инфекцированных начинает расти. Китай, не долго думая, поспешил пожертвовать Монголии вакцины.

"Наши соседи пытаются открыто повлиять на выборы в Монголии с помощью вакцинной дипломатии", - считает Оюунсурэн Дамдинсурэн, старший преподаватель Школы международных отношений и государственного управления Национального университета Монголии.

Монгольские политические партии тратят огромные суммы на избирательные кампании, и существует широко распространенное подозрение, что многие из них спонсируются Россией, Китаем или США, хотя обвинения трудно доказать, поскольку партиям не хватает финансовой прозрачности.

"Это еще одна важная причина повсеместной коррупции и разрушения демократии в Монголии", - говорит Дамдинсурэн. (Рейтинг страны в Индексе коррупции в настоящее время находится на дискредитирующем 111 месте.)

С тех пор, как Баттулга занял свой пост, соседи Монголии стали еще жёстче. Си снял ограничения на количество президентских сроков в Китае, фактически позволив себе править пожизненно, в то время как Путин только что подписал поправку к конституции, которая может позволить ему оставаться у власти до 2036 года.

Каждый день Монголия сталкивается с очень серьезными проблемами ради сохранения своей демократии и борется за выживание.


Игорь ЯКИМОВ

Монголия

Читайте также

Комментарии