Кем и как себя «чувствуют» корейцы Казахстана

1759
Кем и как себя «чувствуют» корейцы Казахстана

Корейцы прибыли в Среднюю Азию в результате последовательных волн миграции. Недавнее исследование, основанное на интервью с казахами из корейской диаспоры, исследует сложные отношения этих групп населения с их родным языком и страной происхождения. Исследование пытается понять, как себя «чувствуют» корейцы Казахстана.

Хотя корейцы прибыли в центрально-азиатские республики только в 1930-х годах, после волны сталинских депортаций, они стали неотъемлемой частью этнокультурного разнообразия региона, главным образом в Казахстане, Кыргызстане и Узбекистане. Сегодня уже трудно представить Центральную Азию без корейского сельского хозяйства и кухни.

Как корё, корейцы из бывшего СССР, воспринимают свою этническую принадлежность? Каковы их отношения с их родным языком (в основном утраченным) и исторической родиной, откуда они были трагически высланы? Какую роль в их жизни играют конкурирующие между собой Северная и Южная Корея? На эти вопросы отвечает новое исследование американского лингвиста и социолога Элиз С. Ан (Университет Висконсина), под названием «Отслеживание языковых корней и миграционных маршрутов Дальнего Востока в Центральной Азии", опубликованное в "Journal of Language, Identity and Education".

В 2015 году Элиз С. Ан и ее коллеги провели интервью с 26 гражданами Казахстана из корейской диаспоры. Они встретили людей разных возрастов и разных профессий: студентов, продавцов, инженеров, бухгалтеров, юристов, менеджеров из Алматы.

Интервью проводились на русском и английском языках. Ученые пытались проникнуть в семейные истории корейцев, узнать больше о трудностях, с которыми они прибыли в регион, узнать их представление о своей родине, своем доме, корейском языке. Самый важный вопрос: какой он, казахский кореец, сегодня?

Первая известная миграция корейцев в Российскую империю произошла в 1860-х годах, когда 30 семей из перенаселенной Кореи обосновались на административной территории Приморского края. В 1884 году официальное разрешение позволило им подать заявку на российское гражданство. По данным первой советской переписи, в стране проживало 87 000 корейцев, подавляющее большинство из них на Дальнем Востоке.

В 1937 году с созданием Совета народных комиссаров СССР, в соответствии с национальным указом они первыми были депортированы в Республики Казахстан и Узбекистан для «пресечения проникновения японских спецслужб в регион». Всего было депортировано 180 000 граждан и около 100 000 из них разместились на территории Советской Республики Казахстан.

Депортация в Центральную Азию серьезно подорвала практику корейского языка. До 1937 года на территории Приморского края действовали десятки школ с возможностью изучения корейского языка, издавались газеты и журналы на корейском языке, а также существовал педагогический институт. Даже после депортации многие школы продолжали работать. Но с военных лет они обратились к изучению русского языка. Начался отказ от родного языка: перепись 1979 года показала, что среди советских корейцев 47,7% говорили по-русски. В постсоветские годы потеря языка продолжалась.

После поражения Российской империи в русско-японской войне (1904-1905) Япония получила южную часть острова Сахалин, которая стала префектурой Карафуто. Во время Второй мировой войны японцы переселили туда 60 тысяч корейцев, создав вторую волну корейской миграции. Подавляющее большинство из них осталось на острове Сахалин после присоединения к СССР. В течение долгого времени им не давали советское гражданство, но также им не разрешалось возвращаться, так как они использовались в качестве ценной рабочей силы: рыбаков, шахтеров или лесорубов. Они получили паспорта только в 1953 году.

Как и многие другие диаспоры, такие как евреи или армяне, корейцы очень серьезно относятся к трагическому событию, с которого начинается история их жизни в Центральной Азии: сталинская депортация. Хотя опрошенные Элиз С. Ан являются казахстанцами третьего или четвертого поколения, они вспоминают прошлое своей семьи и много говорят о депортации 1937 года. Они связывают это со страхом перед японскими шпионами или планами Иосифа Сталина на социальную перестройку страны.

Исследование подтвердило потерю практики корейского языка среди тех, кто родился в 1980-х годах и после. Респонденты помнят только то, как их родители, бабушка и дедушка говорили на этом языке, указывая, что этот язык отличается от того, который в настоящее время практикуется в Южной Корее. Многие люди помнят корейский как «скрытый язык». «В кругу семьи мы говорили по-русски, но когда папа и мама хотели что-то скрыть, от нас или людей других национальностей, они переходили на корейский. Например, когда речь шла о деньгах», - рассказывает инженер Инна. Поэтому родной язык был забыт, однако его функция отслеживания границы между семьей и незнакомцами и сохранения секретов была сохранена.

Еще один элемент, не менее важный в саморепрезентации, - это чувство дискомфорта, связанное с незнанием родного языка. Именно этот тип чувств мотивирует к изучению родного языка.

"Иногда я чувствую, что должна выучить его, просто чтобы сказать, что я кореянка, и я говорю по-корейски", - говорит учитель английского языка Элина.

"Все говорят корейцам, что они должны говорить по-корейски. Это наши корни. Было бы интересно выучить его", - сказал 30-летний финансовый инженер Дима.

Таким образом, родным языком всех собеседников является русский, они выросли в окружении других народов и получили хорошее образование. Однако они верят в глубокую природу связи между людьми и языком. К чувству долга изучать собственный язык нередко можно добавить чувство сожаления и стыда.

"Корейский язык - это язык моей страны. Но я не могу назвать его родным, потому что я не говорю на нем ... Если бы я был молодым, то понял, что лишаю себя своего языка, я бы попросил свою бабушку и родителей говорить со мной по-корейски", - говорит 63-летняя бухгалтер Людмила.

Нелегко жить, разорвав связи со своими корнями. - "Важно знать, откуда ты. У меня есть друзья казахские армяне третьего поколения, которые говорят на своем родном языкеБыло бы лучше, если бы я знал свой родной язык", - добавляет Дима.

Однако, существует и другой тип этнических настроений, многие корейцы имеют связь со своим языком как ценным и полезным в жизни ресурсом. 35-летний менеджер Лена приняла принципиальное решение изучать не диалект корейцев из бывшего СССР, а современный южнокорейский диалект. "Я не вижу смысла изучать старый корейский. Он может быть использован только для изучения истории", - объясняет она.

Прагматичный подход и связь изучения языка с будущими политическими возможностями - обычное дело.

Как и отношение к языку, этническая идентичность корейцев в Казахстане является гибкой, изменчивой и сложной. Инна, например, не может думать о себе как о кореянке. Инна — кореянка, говорящая по-русски, живущая в Казахстане и считающая себя казашкой.

25-летняя Екатерина чувствует себя более русской: "У меня русское имя, я предпочитаю русскую кулинарию и говорю по-русски - только мое телосложение - корейское".

Для Лены все еще сложнее: Дальний Восток для нее - переходная зона, Северная Корея - ее историческая родина, и она считает себя гражданином мира, советским человеком, который также носит идентичность жителя Казахстана.

Под «реальным домом» большинство опрошенных имели в виду Южную Корею. Однако они не спешат туда переезжать.

"Раньше я хотел уехать туда учиться. Но потом я поговорил с людьми, живущими в Корее, и у них сложилось негативное впечатление. Чужаки там игнорируются. Мы почти не общаемся с южнокорейцами. Даже если мы говорим по-корейски", - объясняет Дима.

Действительно, южнокорейцы, хангуки, считают своих родственников из бывшего СССР полукорейцами. Причинами этого являются престиж Южной Кореи, ее мощная экономика и геополитический статус, что позволяет стране считаться подлинным хранителем корейского языка и культуры.

В результате у корейцев в Казахстане нет одной определенной точки зрения. Они уважают Южную Корею, она им нравится, но южнокорейцы считают их наполовину иностранцами, иными.

Что же Казахстан, где они родились и выросли? Здесь корейцы не считаются гражданами второго сорта. В 2016 году, когда был учрежден национальный праздник «Благодарность», бывший президент страны, Нурсултан Назарбаев, напомнил, что казахи приветствовали население, заброшенное в степи сталинским режимом, как ценных друзей. Но в таком контексте корейцы вежливо понимают, что на казахстанской земле они гости. Приморье, если путь не закрыт, всё ещё остается привлекательным для них. Корейцы из Центральной Азии должны только держаться друг за друга, за сеть личных связей внутри диаспоры, заключает Элиз С. Ан.

Южная Корея, Казахстан, Корея, корё

Читайте также

Комментарии