Внутренняя Монголия – новый Синьцзян для китайского правительства

453

Пекин перемещает свое пристальное внимание с Тибета и Синьцзяна на Внутреннюю Монголию. Сегодня автономный регион Китая имеет сильную местную культуру и рискует вскоре быть ассимилированным с этническим большинством хань. Хотя сообщений о лагерях для интернированных или массовых арестах пока нет, тем не менее монгольские активисты заявляют, что стали свидетелями первых признаков насильственной ассимиляции, включающих отказ от местного языка, уничтожение или запрещение культурных символов и введение уроков патриотизма.

Ранее до сентября 2020 года в монгольских начальных и средних школах учащиеся могли получать образование на своем региональном языке, но новая политика потребовала обязательного преподавания курсов литературы, истории и политологии на китайском языке. 
Эта политика также призывает учеников начинать изучать китайский язык на год раньше, чем это было принято.  

Министерство образования Внутренней Монголии объявило, что некоторые из этих реформ будут ужесточены в начале учебного года в сентябре 2021 года с новыми мерами, включающих удаление книг по истории и культуре Монголии из всех начальных и средних школ. 

Для монголов Китая это первый шаг к насильственному искоренению их культурной самобытности. Тысячи людей подписывали петиции, протестовали и забирали своих детей из школ, перешедших на китайский язык. 
По данным Financial Times, это крупнейшее монгольское протестное движение за последнее десятилетие.
На этом видео, выпущенном группой активистов Центра по правам человека Южной Монголии, десятки учеников выступают против школьных реформ за пределами монгольской средней школы в Наймане, на юго-востоке Внутренней Монголии. Они скандируют «Защитим нашу монгольскую культуру!».
Акция протеста состоялась 1 сентября 2020 года, и по сообщениям местных СМИ, ученики вернулись в классы спустя десять дней. С тех пор школа была представлена ​​в прессе как образец для изучения «общего национального языка».
Власти жестоко подавили протесты жителей, призванные мирно задокументировать и осудить политику Пекина по насильственной ассимиляции. Некоторые видят в этом тенденцию к нарушениям прав человека, совершаемым китайским государством против тибетцев и уйгуров. 

Команда FRANCE 24 Observers смогла взять интервью у двух монгольских студентов, проживающих в Хухэ-Хото, столице Внутренней Монголии. Их имена были изменены для защиты их личности.

Алатан беспокоится о том, что признаки его культуры исчезают с улиц и из повседневной жизни.

«Я считаю себя монголом и горжусь этим. Меня беспокоит будущее нашего народа. Китайская культура все больше и больше наводняет нас, и правительство делает все возможное, чтобы новое поколение было полностью ассимилировано. Это стало максимально очевидным во время начала реформы образования».

В этой серии видеороликов, выпущенных Центром по правам человека Южной Монголии в августе 2020 года, монгольские протестующие скандируют: «Монголы, давайте будем такими, какие мы есть» в тот момент, когда они сталкиваются с полицейскими.

«Сегодняшняя атмосфера уже совсем не та, что была в моем детстве. Например, сегодня люди могут запросто осуждать студентов, одетых в национальные костюмы».

«Пожалуйста, говорите по-китайски», - говорится на этом плакате.

«Несколько недель назад власти также решили убрать статую монгольского ученого Аванг Данделя, учившегося в Тибете 300 лет назад и бывшего буддистом. Это важный памятник, но он будет удален на том основании, что он имел религиозный подтекст, поскольку правительство выступает против присутствия религиозных символов в школах».

Наран, другой студент, опасается, что следующее поколение уже полностью потеряет связь с монгольской культурой. 

«Это всеохватнная политика ассимиляции монгольской культуры через язык. В наши дни все мультфильмы и реклама на китайском языке занимаются восхвалением китайской национальной культуры. Маленькие дети изучают китайский слишком быстро, иногда быстрее, чем свой родной  монгольский язык».

Британский историк Мэтью Дандон прожил во Внутренней Монголии десять лет. Он учился в Университете Хух-Хото, прежде чем покинуть регион в июле 2021 года. 

«На улицах, на автобусных и железнодорожных вокзалах становится все больше и больше пропаганды. И она обрела еще больший напор в преддверии 100-летия коммунистической партии, которое отмечалось 1 июля. Многие традиционные мероприятия и игры пришлось отменить, чтобы освободить для него место». 

«Последние полгода были особенно напряженными в университетах. Некоторые студенты вывесили монгольский флаг в своих комнатах в общежитиях. После этого у них были большие неприятности». 

«Многие драматические клубы были закрыты просто потому, что их пьесы затрагивали монгольскую культуру или образ жизни монголов. Один из них, Darehan Comedy Group, был довольно успешным во всем регионе и гастролировал около пятнадцати лет. Я посетил одно из их шоу незадолго до пандемии Covid-19 в 2020 году. Вы могли почувствовать грядущие репрессии уже тогда: актеров заставили держать китайский флаг во время выступления, хотя это не имело совершенно никакого отношения к сценарию. Они должны были дать свое последнее шоу 25 июня 2021 года, но накануне узнали, что его отменили».

Аресты и запугивание со стороны полиции

Многие жители Внутренней Монголии говорят, что опасаются ареста, если они будут слишком открыто критиковать правительство. 

Эти опасения объясняются запугиванием и многочисленными арестами монголов, выступавших против школьной реформы 2020 года. В начале сентября 2020 года власти района Хорхин на юго-востоке Внутренней Монголии опубликовали список из 129 человек, подозреваемых в «предосудительном поведении», и предложили вознаграждение в размере 125 евро за помощь в их аресте. 

То же самое было и в Баяннууре на западе Внутренней Монголии, где власти предложили вознаграждение в размере 1300 евро за арест четырех человек, использовавших мессенджер WeChat для публикации сообщений о монгольских школьных учебниках и организации петиций против школьной реформы.
Их обвинили в распространении «фейковых новостей».

Патриотическое «промывание мозгов»

Помимо этих арестов, многие активисты осуждают политику ассимиляции посредством «курсов патриотизма», организованных по всему региону, особенно для взрослых монголов в сельской местности. 

На этой фотографии, опубликованной в марте 2021 года Центром по правам человека Южной Монголии, группа женщин позирует во время курса «Общая китайская национальная идентичность» в Чаганву Сугача, в центрально-восточном районе Баарин.

В социальной сети Douyin многочисленные видеоролики, снятые китайскими официальными лицами, демонстрируют их усилия по «привитию партийных ценностей» монгольскому населению региона. 

В этих видеороликах, снятых в период с конца 2019 года по июль 2021 года и размещенных на сайте Douyin китайским чиновником из района Шилингол, многие местные молодые люди участвуют в курсах и мероприятиях, основанных на идеологии Коммунистической партии Китая. В нем также показаны различные мероприятия, организованные КПК, в которых смешаны китайская и монгольская культуры, а также реклама местного банка с аналогичными ценностями.

По мнению Энгэхэбата Тогочога, президента базирующегося в Нью-Йорке Центра прав человека Южной Монголии, китайское правительство пытается подавить любое понятие автономии и уникальности во Внутренней Монголии, чтобы избежать восстаний, подобных восстаниям тибетцев и уйгуров. 

«Эти программы обучения или, скорее, «промывания мозгов» являются прямым ответом на протестное движение против школьной реформы. По мнению центрального правительства, местные власти должны были иметь возможность «приручить» монголов и заставить замолчать протестующих. 

Поэтому они решили сделать все возможное и организовали эти тренинги повсюду, в первую очередь для государственных служащих, учителей, студентов и членов партии. Затем они начали напрямую ориентироваться на население даже в самых отдаленных сельских районах».

На этих фотографиях, опубликованных в местной прессе, изображены жители сельской местности в традиционной одежде, участвующие в курсах патриотизма, преподаваемых учителями в одежде, вдохновленной китайской культурной революцией. Они машут коммунистическими флагами на праздновании 100-летия партии. Монгольские женщины проходят специальную программу «Семья и национальность, рука об руку к счастью».

«Эти тренинги могут длиться от одного до трех месяцев и увенчиваются экзаменом. Участники должны убедить учителей в том, что они принимают китайскую национальность и культуру, коммунистическую партию и всю сопутствующую ей идеологию. 

В документе с подробным описанием содержания этих тренингов, был замечен интересный момент: во многих случаях в качестве примера используются заявления Си Цзиньпина по Синьцзяну. Это дает понять, что теоретически монголы могли бы стать следующими уйгурами».

Власти и раньше проводили параллели между монголами и уйгурами. После протестного движения в сентябре 2020 года министерство образования Внутренней Монголии пояснило: «Страна желает использовать идентичные учебники по всей стране. Два автономных региона - Тибет и Синьцзян - также использовали их. Наш регион, в качестве образцового автономного района будет проводить эти реформы с решимостью».  

Широко распространенная цензура в социальных сетях 

Еще одна фундаментальная проблема для Энгэхбата Тогочога - ограничение свободы слова: 

«Ситуация очень напряженная, сегдня очень сложным оказывается получить информацию. Многие каналы связи заблокированы». 

Это особенно относится к монголоязычной социальной сети Bainu,
которую власти Китая заблокировали во время протестного движения 2020 года.

Наран, студент из Хухэ-Хото, непосредственно на своем опыте испытал эту самую цензуру на китайских платформах: 

«За последние несколько месяцев я заметил, что когда я хочу опубликовать контент на Blibli или Douyin, он систематически удаляется администраторами. Когда я спрашиваю их, почему, они говорят мне, что музыка, которую я играю в фоновом режиме, написана на монгольском языке, и что пользователи не могут понять, о чем идет речь. Но там существует множество видео с музыкой на английском или испанском, и это не проблема.

Я думаю, они хотят избежать какого-либо акцента на нашу культуру или боятся, что мы будем распространять политические послания, которые они не смогут понять. Но результат нас разочаровывает, потому что мы больше уже не можем выражать себя».

Вынужденное слияние китайской и монгольской культур 

Многие активисты также осуждают разрушения и 
изменения монгольских культурных памятников, угрозу таким традициям, как монгольская борьба или удаление надписей на монгольском языке из некоторых общественных мест. Но, прежде всего, они встревожены централизованной политикой «разбавления» монгольской культуры китайской посредством «слияния культур», что рассматривается этническими монголами как оскорбление. 

На одном видео, опубликованном в Facebook в сентябре 2020 года, изображен кулон, сочетающий в себе два культурных символа: Чингисхана и Мао Цзэдуна. По словам человека, разместившего видео, подвеска была куплена на «культурном рынке» в городе Хух-Хото.

В социальных сетях множество видеороликов демонстрируют людей, проводящих китайские церемонии перед статуями Чингисхана или перед овоо, традиционными шаманскими молитвенными местами
Телевизионные станции транслируют представления, в которых
монгольская культура сочетается с китайским национализмом. 

По мнению Энгэхбата Тогочога, эта политика является частью национальной идеологической системы, с которой трудно бороться.

«Правительство часто ссылается на 55 меньшинств, каждое из которых уникально, как зерно граната, но принадлежит к целому, но на самом деле мы не имеем права идентифицировать себя как монголы.

Все это является частью новой теории «этнической политики второго поколения», и включает идею объединения всех меньшинств в одну большую «семью» под названием Чжунхуа миньцзу (китайская нация).

Проблема в том, что речь идет не о создании новой идентичности, а просто о навязывании ханьской идентичности всем другим группам».

 Марина ГУРОВА

Внутренняя Монголия

Читайте также

Комментарии