Рамадан, которого не было: Уйгурия под куполом

221

Празднование Рамадана в Синьцзяне испорчено, мечети исчезают с лица земли

В то время, как мусульмане во всем мире громко провожали завершение месяца Рамадан, разрушение в Синьцзяне десятков мечетей лишь подчеркнуло усиливающееся давление правительства на этнические меньшинства.

Угол в городе Хотан, где когда-то стояла мечеть Хейитка, теперь является автостоянкой, с которой стерты все следы высокого купольного здания. Лозунг на стене начальной школы за автостоянкой гласит «Просвещать народ во имя партии», а при входе в школу ученики должны сканировать свои лица.

Визуальный анализ спутниковых снимков, проведенный информационным агентством Франс Пресс (AFP), а также благотворительной организацией Earthrise Alliance, показал, что с 2017 года с территории Китая было снесено или частично "реконструировано" (сняты купола и угловые шпили) 36 мечетей и других религиозных объектов.

В тех мечетях, что ещё открыты, верующие проходят через металлоискатели, а камеры наблюдения следят за ними внутри.

«Ситуация здесь очень напряженная, и это сказывается на моем сердце», - рассказал один уйгур, попросивший об анонимности, опасаясь репрессий. - «Я больше не хожу в мечеть. Мне страшно», - добавил он.

В древнем городе Шелкового пути, Кашгаре, рассвет больше не знаменуется молитвенным эхом, разливающимся по всему городу. В среду местные жители, празднующие Ураза-байрам (праздник в честь окончания поста) скромно собрались у входа легализованной государством мечети Идка - одной из крупнейших в Китае. Тем временем полиция оцепила площадь вокруг здания, а мужчины в штатском следили за действиями каждого человека. Это был еще один сдержанный Рамадан для мусульман Синьцзяна, но все же рестораны в этот день были заполнены мусульманами, празднующими окончание поста. Несмотря на важное молитвенное собрание в пятницу - священный день для верующих - единственная мечеть в городе Хотан была пуста уже после захода солнца. В начале дня мечеть посетили лишь 100 человек, большинство из них - пожилые мужчины.

Правительство Синьцзяна заявило, что оно «защищает религиозные свободы граждан», и они могут праздновать Рамадан «в рамках, разрешенных законом», не вдаваясь в подробности этих самых «рамок». Власти организовали высокотехнологичную сеть безопасности по всему региону, установив камеры наблюдения, мобильные полицейские участки и контрольно-пропускные пункты на каждой улице, по-видимому, в ответ на серию смертоносных нападений исламских экстремистов и уйгурских сепаратистов.

На сегодняшний день в обширной сети лагерей содержится предположительно один миллион уйгуров и других тюркоязычных этнических групп. Первоначально отрицая существование таких лагерей, власти Китая все же признали, что на самом деле это «центры профессионального образования». По их словам одна из целей центров - избавить людей от религиозного экстремизма.

В этих центрах был другой Рамадан

За последние годы китайские власти усилили контроль над публичной демонстрацией религии и исламских традиций в Синьцзяне.

Во время недельного визита в регион репортеры AFP не увидели ни одной женщины с закрытым лицом или в хиджабе, а также заметили очень мало мужчин с длинными бородами. Бывшие обитатели "лагеря" рассказали, что были заключены туда именно за эти внешние признаки своей религии.

Места поклонения мусульман также стали объектами драконовских мер безопасности Пекина. На спутниковых снимках, проанализированных AFP и Earthrise Alliance, 30 религиозных объектов были полностью разрушены, с шести объектов были убраны купола и угловые шпили. Репортеры AFP посетили эти места и обнаружили, что некоторые из мечетей были переназначены в другие общественные места.

Полицейские заблокировали журналистам въезд в Артуш, поселок к северу от Кашгара, в котором была разрушена великая мечеть и несколько других объектов. В Кашгаре на колоннах бывшей мечети установлены камеры наблюдения. Здесь нет ни минарета, ни купола; напротив, рядом с домами стоит магазин платьев. Разрушенная мечеть в Хотане была превращена в сад, вымощенный бетонными дорожками и редко посаженными деревьями. На окраине города между кладбищем и песчаными дюнами стоят два белых флага и лежат кучи сгоревшего мусора — это все, что осталось от старой святыни Имам Асим.

Уйгуры считали эти мечети и святыни своим родовым наследием, говорит Омер Канат, директор Уйгурского проекта по правам человека.

В интервью, организованном китайским отделом пропаганды, Джума Маймаити, официальный имам мечети Идки, заявил, что снос мечетей «здесь никогда не происходил».

«Наше правительство защищает многие ключевые мечети», - сказал он, добавив, что в городе Кашгар насчитывается более 150 мечетей.

Хотя пекинские ограничения на религиозные благочестия, такие как пост, не новы, наблюдатели говорят, что условия ухудшились до такой степени, что празднование священного месяца в Синьцзяне было практически незаметно.

В разрешенных государством молитвенных зданиях религиозная деятельность строго контролируется. Пропагандистские вывески с лозунгами типа «люби партию, люби страну» висят во многих мечетях.

В одной из мечетей к югу от Кашгара, в округе Енгисар даже висела фотография президента Китая, Си Цзиньпина наряду с плакатами посвящёнными предупреждению религиозного экстремизма и поощрению этнической гармонии.

«Единство и стабильность - это благословение», «Разделение и беспорядки - это катастрофа!» - гласят красные плакаты на стене.

Перевела Сангита ИРИНЧЕЕВА
Публикуется с сокращениями

Синьцзян

Читайте также

Комментарии