Тягубя (корейские метиски): шлейф из красоты и ожиданий

2338

"Тягубя" и корё сарам

Среди корейцев бывшего СССР бытует термин "тягубя", или в русифицированной форме - "тягубяшки". Так корё называют метисов, детей от смешанных браков. 

В бытовом общении у многих народов проскальзывает предвзятое отношение к метисам, или к людям, которых подозревают в происхождении по одной из линий от родителя другой этничности. Постсоветские корейцы - один из немногих народов, которому это явление почти незнакомо. Сравнительно, конечно. Говорят, что до 1980-х изредка ещё могли употребить слово "тягубя" с едва уловимой негативной коннотацией, но постепенно это сошло почти на нет. 

Корё сарам - корейцы Советского Союза - массово пострадали во время сталинских репрессий и были полностью выселены с Дальнего Востока в Казахстан и Среднюю Азию. Там им пришлось поселиться небольшими общинами, в которых быстро забылся родной язык. Корё в 1950-60-х оказались самым русифицированным азиатским народом в регионе, что имело следствием быстрое культурное сближение с русскими и другими народами, которые использовали русский язык как основной. Процент смешанных браков корейцев с представителями европейских народов взлетел очень быстро. "Тягубя" стало много, это перестало вызывать удивление и пересуды. Отсюда и корейская толерантность к детям смешанной крови. 

Весь Советский Союз в 80-х рос под песни Виктора Цоя, самого известного из российских "тягубя". Корё гордились сыном своего народа. И Цой был не единственным, кто создавал имидж корё на постсоветском пространстве. До него в интеллигентской среде уже был популярен бард Юлий Ким, ещё раньше вся страна радовалась успехам пятикратной олимпийской чемпионки, гимнастки Нелли Ким, а в 90-х взошла звезда боксёра Кости Цзю. 

С началом 90-х хорошее владение русским языком и относительно высокий образовательный уровень, помноженные на восточноазиатскую трудовую дисциплину, создали целую плеяду корейских предпринимателей и политических деятелей. В России и Казахстане представители корё сарам оказались в списках Форбс. И всё это при том, что корейцев во всех странах бывшего СССР было менее 500 тысяч. 

"Смешанная кровь" в Южной Корее

Этническая кореянка из России, работавшая в Южной Корее в начале 2010-х годов рассказывала, что среди многих различий между хангуками (южными корейцами) и корё есть такая особенность - хангуки не понимают слова "тягубя": 

- Я совсем не знала корейского, с хангуками общалась в основном на английском (с саджаном - на русском). Однажды в беседе с коллегами попыталась блеснуть знанием хоть каких-то слов и сказала "тягубя". Меня никто не понял. Еле-еле объяснила, о чём речь. Оказалось, что хангуки называют метисов по другому, смысл их термина - "смешанный". Причём постепенно я уловила такой интересный нюанс: человек может сам про себя сказать, что он "смешанный", но назвать так этого же человека при нём (или его самого) считается чуть-чуть, но всё-таки не очень вежливо. Есть какая-то едва заметная смысловая тонкость, которая заставляет постараться избежать такого слова в беседе. Хангуки в таких случаях скорее скажут: "его мать (или отец) такого-то происхожения", чтобы стало понятно, что человек - метис. Что касается слова "тягубя" я так и не поняла, как обстоит дело: такого в сеульском диалекте вообще нет, или оно забыто, или оно когда-то считалось невежливым и поэтому вышло из употребления, или же оно есть, но произносится с очень большими отличиями? 

Корея является мононациональной страной, которая за последние десять веков не предпринимала завоевательных походов, поэтому там в целом отсутствует такое явление, как "великодержавный шовинизм" и подобные "имперские замашки". Но там есть - хотя довольно ограниченно - и ксенофобия (к мусульманам, и отчасти - к японцам), и некоторая надменность по отношению к гастарбайтерам. Совсем недавно были случаи (единичные) жестоких нападений на выходцев из исламских стран и стран бывшего СССР. 

Однако среди проявлений чувства превосходства хангуков по отношению к другим крупным народам относительной частотой выделяется глубокая уверенность южных корейцев в том, что они являются одним из самых чистокровных народов если не в мире, то в Азии. В связи с этой убежденностью в прошлых десятилетиях среди хангуков бытовало своеобразное восприятие метисов. Нельзя сказать, что их не любили, или как-то преследовали, но они одним фактом своего существования нарушали сложившуюся картину мира тогдашнего хангука. Они ставили в тупик, отношение к ним было настороженно-недоуменным, как бы с постоянным вопросом - "что же с вами делать, как вас встроить в привычную схему?" 

В последние годы ситуация стала стремительно меняться. Метисов становится всё больше, и в основном на виду оказываются приехавшие в Корею дети от браков американских или постсоветских корейцев с представителями европейских народов. Почему именно они? Тут сработал целый комплекс факторов. В первую очередь - это последствия Корейской войны, тяжёлое экономическое положение на постсоветском пространстве и... развитие Халлю. 

Корейская волна, или Халлю, кинематограф и поп-музыка, в 2010-х стали приносить настолько высокие доходы, причём за пределами Кореи, что хангуки отбросили свои предвзятости и активно стали привлекать в индустрию развлечений людей с корейской кровью (или с долей таковой) из-за рубежа. Впрочем, обо всём по порядку. 

Рассказывает российская кореянка, работавшая в Корее: 

Там повсюду до сих пор во всех сферах жизни продолжает проявляться наследие Второй мировой и особенно Корейской войн. Даже местная традиция фанатов отправлять своим любимым айдолам или киноактёрам еду - это прямое следствие многолетней послевоенной разрухи, недоедания, нищеты, из которых страна окончательно выбралась только в 80-х. Здесь культ еды вообще невероятный. Хангуки даже прощаясь, говорят не "увидимся", а "поедим как-нибудь".

Абсолютная, совершенно неумолимая обязаловка военной службы, от которой не может избавиться ни одна звезда любой величины - это последствия того ужаса, который испытали южане во время внезапного нападения КНДР. Огромное количество корейцев в США - это не только эмигранты, но и дети, осиротевшие во время той войны. Не знаю точных цифр, но самая большая, которую доводилось слышать - это миллион осиротевших, или потерявшихся детей. А здесь такой уклад, что даже сейчас мало кто расположен принимать в семью чужекровных детей, и уж девочек - менее всего. Обычный для России новый брак с детьми от предыдущего - для Кореи какая-то сказочная история, из разряда тех, что конечно случаются иногда, но так редко, что о них судачат годами. 

"Тягубя" и Корейская волна

Нерасположенность корейцев усыновлять, и особенно удочерять, чужих детей привела к тому, что множество (некоторые говорят, что большинство) осиротевших в Корейской войне детей было принято американскими, австралийскими и другими семьями. Удочерённые кореянки выросли на Западе и в дальнейшем вышли замуж за местных мужчин. Их дети, получатся, стали метисами, или "тягубя". Может быть, они просто влились бы в мир окружающего их большинства и растворились в нём, но тут случился подъём Корейской волны. В ситуации, когда даже обычные "белые" или "чёрные" американцы и австралийцы начали массами заболевать к-попом, для западных "тягубя" это было более чем естественно. Для многих из них к-поп и корейские дорамы стали той силой, которая притянула их в лоно корейской культуры и корейского этнического самосознания. 

С конца 1990-х годов началось, а в конце 2000-х стало трендом паломничество западных корейцев и кореянок, в том числе смешанного происхождения, на родину предков. В свою очередь корейские агентства индустрии развлечений уловили простую мысль - владеющий английским языком как родным - айдол или киноактёр потенциально может быть своим и для корейской, и для западной публики. Звезда, имеющая корни в двух культурах, способна стать ледоколом в продвижении на новые рынки. 

Нэнси (группа Momoland) - дочь американской кореянки и американца с ирландскими корнями

Исключительно зависимая от китайского и японского рынков корейская индустрия развлечений, периодически вынуждена извиваться как змея, чтобы не попасть под санкции политического характера в Китае или бойкот со стороны японской аудитории. Это всегда держит агентства в изрядном напряжении. Огромные рынки США и Канады, Латинской Америки, Европы и Австралии стали идеей фикс южнокорейских продюсеров со времён неожиданного успеха Psy с его "Gangnam Style". В Калифорнию и Сидней зачастили рекрутёры агентств к-поп. Выходцы из корейских диаспор США, Австралии и Новой Зеландии один за другим начали дебютировать на эстраде и в кино Южной Кореи. 

 

Чон Соми, дочь канадской кореянки и голландско-американского отца

Кроме соображений о преимуществах для продвижения на новых рынках, корейские агентства также стали использовать метисок в качестве вижуалов, т.е. айдолов, чья основная функция в поп-группах - обращать на себя внимание, притягивать взгляды внешностью. Клип без вижуала - можно сказать - не к-поп. Если же вижуал - человек смешанного происхождения - он гарантированно вызывает интерес своей внешностью, хотя бы на первых порах. 

Ан Хевон, актриса и модель, дочь корейского отца и русской матери

Постсоветские корё пока ещё мало затронуты этим ажиотажем. Собственно и все страны бывшего СССР пока ещё не представляют настолько огромного интереса для корейской индустрии в силу невысокой покупательной способности. Но постепенно ситуация меняется. Крупные агентства ещё бьются за американский и европейский рынки, битва в самом разгаре, но небольшие компании всё пристальнее смотрят в сторону России и Казахстана. Это тема отдельного разговора, а пока отметим, что можно не сомневаться, что уже скоро на южнокорейском небосклоне зажгутся и звёзды, рождённые в среде корё сарам. 

Если корё смогли зажечь столь яркие звёзды на постсоветском пространстве, где они были крохотным меньшинством в иноэтничном окружении, то в связи с увеличивающимся наплывом корё на родину предков, там это произойдёт с ещё большей вероятностью. Это только вопрос времени. 

Южная Корея, k-pop

Читайте также

Комментарии