В ссоре Японии и Кореи победителем окажется Китай

14209

Южная Корея, в очередной раз потребовавшая выплат за эксплуатацию корейцев в годы Второй мировой войны, по мнению Токио нарушила Договор об основополагающих отношениях между Японией и Республикой Корея (также известный как Базовый договор об отношениях между Японией и Кореей).

Напомним, что согласно этому договору Страна Восходящего солнца выплатила 500 миллионов долларов в виде различных выплат и сверхльготных кредитов, сама обладая на тот момент запасами всего в 1,6 млрд. долларов. Получается, что японские вложения в экономику Кореи по этому договору составили почти треть возможностей всей Японии. В ценах сегодняшнего дня сумма компенсаций по договору 1965 года превышает 2 миллиарда $. 

Даже среди корейских учёных существует мнение о том, что полученные в 1960-х суммы никак не назвать ничтожными, тем более, что они пошли на то, что сделало Корею "азиатским тигром", причём - промышленным тигром. Другое дело, что имеют место быть глубокие сожаления о том, что корейская дипломатия того периода отличалась неопытностью и не смогла внести в документы мин замедленного действия, которые можно подрывать в любой удобный момент. Эти сожаления, вкупе с секретностью многих документов 1960-х годов (открыты только в 2005) и различными фейковыми публикациями в СМИ, с рубежа 1980-90-х активно нагнетали антияпонские настроения в Корее. 

Один из пунктов Базового договора предусматривал признание "полного и окончательного урегулирования" вопросов о собственности, правах и интересах не только двух стран, но и их граждан. В том числе Корее перешла немаленькая японская собственность на территории полуострова, а сверх того - также острова Лианкур. Не удивительно, что Токио занимает весьма неодобрительную позицию относительно начавших в 1990-х годах всплывать всё новых требованиях корейской общественности, которые выливаются в требования официального Сеула. 

До недавних пор Япония либо склонялась перед настроениями Кореи, либо не предпринимала ответных резких шагов за единственным, хотя и болезненным, исключением в виде территориального спора вокруг островов Лианкур (Токто или Такэсима). На сей раз корейская сторона в своих требованиях компенсаций пошла по извилистому пути судебных решений по искам частных лиц, а именно - рабочих, принудительно трудившихся на японские компании в годы войны.

Что интересно, изначально иски были рассмотрены судами Японии и отвергнуты, затем - истцы проиграли и в судах Кореи, однако, начиная с 2012 года Верховный суд Кореи вновь отправил дела на рассмотрение судов низшей инстанции, мотивировав тем, что предыдущие решения противоречат Конституции Кореи и международному праву. Наконец, прошлой осенью высшая судебная инстанция Кореи обязала Mitsubishi Heavy Industries и Nippon Steel выплатить нескольким жертвам и их семьям компенсации. Суммы, фигурирующие в деле, в основном не превышают, или незначительно превышают 100 тыс. долларов, однако японские корпорации принципиально отказались платить, сославшись на межправительственные договоренности двух стран. При этом, надо понимать, что две эти компании - только вершина айсберга, общее количество японских фирм, которые могут попасть под корейские иски и аресты активов, предположительно составляет более семидесяти. 

Отказ от выплат по частным искам логично привёл корейскую сторону к иску об аресте активов японских компаний. Уже в декабре была подана заявка на активы Nippon Steel в POSCO-Nippon Steel RHF, известном как PNR. По иронии судьбы POSCO - южнокорейская компания, которая появилась на свет благодаря японским компенсациям по договору 1965 года. До того в Южной Корее вообще не было сталелитейной промышленности в современном воплощении.

Япония не только профинансировала строительство первого завода POSCO, но та самая Nippon Steel (ныне принуждаемая к выплатам) обеспечила Корею технической помощью. Более половины всей суммы японских компенсаций южнокорейская сторона вложила в собственную сталь, без которой невозможно было совершить рывок в тяжёлую промышленность. И почти вся эта доля пришлась на POSCO, которая сегодня является промышленным гигантом Южной Кореи. 

У Nippon Steel есть 30 процентов в совместном предприятии POSCO-Nippon Steel RHF, что составляет примерно 2,34 млн. акций стоимостью около 11 млрд. вон или 9,83 млн. долларов. Что касается Мицубиси, то озвучены планы корейской стороны требовать её активы в виде патентов, действительных на территории Республики Корея. С учётом того, что всё это составляет лишь малую часть активов тех японских корпораций, что существуют с довоенных времён, можно себе представить, о каких астрономических суммах в теории может идти речь. И всё это встаёт под удар из-за принципов, на которых теперь решили встать насмерть японские бизнесмены. То, что правительство Страны Восходящего солнца будет пытаться хоть как-то защитить своих предпринимателей, было очевидно с самого начала, но корейская сторона никак не ожидала, что ответ Токио будет столь болезненным, равно как и точечным, если не сказать - высокоточным, пользуясь терминологией современного наступательного вооружения.  

Правительство Японии как будто выстрелило отравленной иглой из трубки, которыми когда-то пользовались ниндзя для бесшумного устранения вражеских часовых. Вместо громких заявлений и организации митингов "разгневанной общественности" Токио ввёл ограничивающие правила для продажи корейским компаниям химических веществ и комплектующих необходимых для производства дисплеев (экранов) смартфонов, планшетов и телевизоров, а также для изготовления чипов. Покоряющая мир корейская электроника одним ударом оказалась поставлена на грань серьёзных убытков. Внезапно выяснилось, что Южная Корея получала 94% фторсодержащих полиамидов и 92% фоторезистов из Японии. 

Япония не вводила тотального запрета на экспорт, а лишь принуждает Корею получать разрешения на покупку каждой партии, при этом получение разрешения может занимать до 90 дней. Говорят, что в Корее запасов материала имеется лишь на 3-4 месяца, что впрочем, тоже не мало. Токио подумывает вообще исключить Корею из "белого списка" покупателей высокотехнологичной продукции, особенно - продукции двойного назначения. Уже сейчас Южной Корее выдвинули подозрения в перепродаже стратегического сырья КНДР, что в перспективе может дать японцам повод ещё более ужесточить правила. Если же Токио вздумает накладывать ограничения на всё сырьё и все технологии двойного назначения, то сюда в теории попадает вообще что угодно. В конце концов современный офицерский планшет с экраном от Самсунга тоже можно рассматривать как военный продукт. Даже в Корее некоторые журналисты с тревогой говорят о том, что введённые ограничения являются лишь одной из карт большой колоды японской промышленности и науки. 

На разворачивающуюся схватку двух промышленных держав не без удовольствия смотрят из Китая. Эксперты предрекают, что если Токио и Сеул не урегулируют свои споры в ближайшие два-три года, на арену выйдет Китай, намеренный совершить прорыв в производстве микрочипов. У КНР уже есть план "Сделано в Китае", рассчитанный до 2025 года, согласно которому Китай должен выйти с текущих 10 процентов на показатели в 40 процентов собственного производства полупроводников в 2020 году и в 70 процентов - в 2025. Соответственно для Китая торговая война между Кореей и Японией может сыграть на руку, как путём удешевления сырья, так и - через какое-то время - открытием нового корейского рынка сбыта. 

Кроме того, как пишет South China Morning Post, - "у китайских дипломатов есть ещё одна причина улыбаться". Ухудшающиеся отношения между Токио и Сеулом, работают на цели Большого Китая, основной задачей которого остаётся возвращение в лоно Тайваня. Последний пока избегает силового варианта Пекина благодаря поддержке США, союзниками которого являются и Южная Корея, и Япония. Конфликт между двумя из трёх главных опор американского могущества в регионе, прекрасно ложится в геополитические интересы Пекина. 

©Yehe.Asia 

Япония, Китай, Южная Корея

Читайте также

Комментарии