Конфликты местных и "крутых" там, где прокурор медведь

737

Эвенкийское село Россошино, что в баунтовской тайге Бурятии, гремит сейчас по всей России. Крупнейшие СМИ страны вслед за публикацией на сайте Сибирь.Реалии, пишут о том, что коренные жители исчерпали своё терпение в противостоянии с компанией, добывающей здесь нефрит. Медуза, Знак, Сноб, Форбс, РБК, Ньюсру, Регнум... - крохотное таёжное село как будто достучалось до небес. Если завтра сюжет из бурятской глубинки покажут на 1 канале и на Russia Today, никто даже не удивится. Единственно, есть сомнение, а покажут ли, если факты, изложенные лесными жителями, подтвердятся. Если нет - без проблем, эфир обеспечат и, говорят, сюда уже едет съемочная группа с федерального канала. 

Конфликтная ситуация в Баунте, где на одной территории сошлись интересы компании ЗГРП и эвенков, как водится, накалялась на протяжении нескольких лет. Нельзя сказать, что распри такого рода вызывают у журналистов в Улан-Удэ одно лишь изумление и ничего больше. Столкновения между жителями какого-то таёжного (степного, приморского...) села с "понаехавшими" бизнесами, являются мрачным фоном новостной повестки в регионе уже много лет. Где-то доходит до массовых драк и поджогов лесопилок, а где-то бизнесы покруче кладут людей лицами в их родную землю и налаживают контакты через прорези в балаклавах бойцов служб безопасности.

Специфика горно-таёжной Бурятии такова, что здесь серьёзные предприниматели не скупятся на экипировку охраны, и поэтому в дебрях нередко можно встретить целые отряды, похожие на какие-то ЧВК с тепловизорами, приборами ночного видения и вездеходами. Эвенки, сойоты и буряты рассказывают о растяжках с сигнальными ракетами, фотоловушках, видеокамерах и зинданах в тайге. Именно вдали от городов понемногу начинают сбываться прогнозы футуристов, в конце 1980-х предсказывавших, что в 21 веке власть постепенно будет вытекать из ладоней государств и концентироваться у крупных корпораций. Главным симптомом процесса должен стать переход права на насилие от армий и спецслужб к частным военным компаниям и корпоративным службам безопасности. Процесс не будет одномоментным и быстрым, скорее он должен идти волнами, как прибой, который медленно, но верно точит прибрежные скалы. 

Впрочем, не будем нагнетать и признаем, что добывающие компании не только учат местных парней бояться, а местных женщин - любить заезжих вахтовиков. Не так уж редко и не так уж мало нефритчики, угольщики, золотоискатели вкладываются в районную инфраструктуру и социальную сферу. Это тоже часть правды, о которой пишут бурятские СМИ

Республиканскую печать не обвинишь и в том, что она не присматривалась к отдельным непрозрачным странностям вокруг пресловутой фирмы ЗГРП (Забайкальской горно-рудной компании). Присматривалась. Но начало конфликта и переход его в ту стадию, за которой начинается обращение к Путину и отчаянные намёки на то, что "тут все умеют стрелять", в Бурятии прошло как-то без помпы. И также без лишних криков готовится встреча спешно сформированной межведомственной комиссии с жителями Россошино. Завтра в 10 утра. 

В составе комиссии названы представители Минприроды Бурятии, Комитета территориального развития и Комитета по межнациональным отношениям и развитию гражданских инициатив, Бурприроднадзора1, администрации Баунтовского района, а также, разумеется, представители МВД по РБ и Прокуратуры РБ. Правозащитных организаций не упоминалось, но уполномоченный по правам человека в Бурятии в состав вошёл. Комиссию формировал первый зампред правительства РБ Игорь Зураев. Формировал по поручению главы республики Алексея Цыденова. В который раз новый бурятский лидер оказался поставлен перед фактом колоссального общественного резонанса, громкого конфликта и обострённого внимания СМИ.

В Бурятии ещё не утихли волнения в Хоринском районе, где народ испугался захода китайской лесной компании, и тут же вырос скандал в Баунте. Понятно, что в случае подтверждения хотя бы одного факта из статьи в "Сибирь.Реалии", позорища не оберёшься. Самое главное, комплексное обследование ситуации в таком запутанном случае невозможно без привлечения учёных-этнологов, представителей правозащитных организаций и доступа в район конфликта всех СМИ, какие только захотят разобраться в происходящем. На будущее пора бы уже понять, что всестороннее изучение жизни в тайге, в горах, в степи должно предварять заход туда промышленников и крутых ребят в балаклавах, а не готовиться в суете скандалов на всю страну.

Кроме того, надо осознать, что Бурятия - огромная республика, половина которой труднодоступна для СМИ из столицы, а районные газеты как правило полностью подконтрольны администрациям районов. Те, в свою очередь, вынуждены "находить общий язык" с крутыми ребятами на джипах, в чьей власти дать или не дать денег на ремонт школ и больниц. Получается замкнутый круг, изредка, зато громче некуда прорываемый федеральными, а то и иностранными, СМИ. Это точно не в интересах местной власти. Напрашивается вывод: надо что-то делать для охвата самых дальних районов. Бесконечные заказы на "информационное освещение деятельности правительства республики" в улан-удэнских газетах и на телевидении создают фрейм, картинку, в которую постепенно начинают верить сами заказчики. Они же давно уверовали и в то, что лояльные СМИ - это хорошо. Да, до поры до времени, может и так. А пару раз в год получать позор вселенского масштаба - это как? 

И что делать потом, когда уляжется шумиха в Интернете? Дальше начнётся возня, перетекающая в проблемы с влиятельной фирмой, имеющей связи в таких верхах, что в Улан-Удэ люди только присвистывают. В таких делах у правительств маленьких республик и незнаменитых областей естественным союзником может быть свободная, но и не голодающая, пресса. Которая  должна служить информационным мостом между народом, пусть и живущим в несусветной глуши, и активными общественными движениями (они, внимание, тоже внезапно нужны не в маринованном виде). Эти независимые народные объединения на самом деле есть последняя надежда государства.

В тот день, когда у корпораций будет больше компромата на глав спецслужб, чем у тех на них, законных рычагов и прочих "сдержек и противовесов" не останется. Останется народ. И народные лидеры. Повторимся, что основным конкурентом государства является не политическая оппозиция (которая сама стремится стать частью государства), а крупный олигархический капитал (которому государство не нужно в принципе).  

Хотя, по словам РБК, всесильный Ростех два года назад вышел из состава акционеров ЗГРП, компания вряд ли растеряла всех заинтересованных в её коммерческом процветании влиятельных друзей. Нефрит - бурятский кровавый камень - ещё долго будет собирать дань с этой земли. 

Дорж ЦЫБИКДОРЖИЕВ  

____________________________

Республиканская служба по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты, контролю и надзору в сфере природопользования

Бурятия

Читайте также

Комментарии