Скандал с Фань Бинбин подрывает проект китайского "Голливуда в пустыне"

40434

Таинственная пропажа Фань Бинбин

Полугодовое исчезновение популярной и самой высокооплачиваемой киноактрисы Китая Фань Бинбин породило множество занимательных слухов, из которых ближе всего к истине оказался тот, который утверждал, будто красавица большого экрана попала под арест в связи с неуплатой налогов на огромную сумму. Этот слух и по сей день нельзя считать опровергнутым, ибо, хотя актриса недавно вышла в социальные сети, на публике она не появлялась. Нет гарантии того, что она не в тюрьме или не под домашним арестом. Впрочем, наш рассказ не о ней, а о том, как история её "дружбы" с Главным налоговым управлением КНР повлияла на киноиндустрию Поднебесной, в особенности же - на судьбу специальной экономической зоны на западной окраине Китая.

Экономические близнецы Китая и Казахстана

Минуло уже лет 10 с тех пор, как Китай и Казахстан вознамерились создать особые территории с налоговыми льготами, расположенными в местности Хоргос. Китайский Хоргос располагался на западной границе, казахстанский соответственно - на восточной; обе планируемые экономические зоны смотрели друг на друга. При этом, изначальные географические условия были скорее не в пользу китайского Хоргоса. Городишко располагался в более чем 600 км от столицы Синьцзяно-Уйгурского автономного района г. Урумчи, тогда как казахстанский собрат - в Алма-Атинской области, в 300 с небольшим км от столицы страны.

У Китая, который готовился к осуществлению амбициозных проектов в рамках идеи "Пояса и Пути", политической воли и денег оказалось побольше и инфраструктура специальной экономической зоны с его стороны была готова раньше. Синьцзянский Хоргос был объявлен "сухопутным портом" и стал рассматриваться как важное звено возрождающегося "Великого Шелкового пути". 

Поднимая публикации 8-10-летней давности, можно заметить, что в ту пору китайские СМИ рассматривали Хоргос прежде всего как базу для развития торговли и туризма. Пресса за пределами Китая и Казахстана большого внимания этому проекту не уделяла, но уже тогда некоторые задавались вопросом, о каком "мультиполярном туристическом центре" в этой глуши рассуждают китайские чиновники? Было нелегко вообразить массовый наплыв отпускников и пенсионеров на окраину не только КНР, но и Синьцзяна, ради любования видами пустыни и выветренных скал. Строительство сверхкомфортных гостиниц вряд ли могло что-то изменить. В максимально оптимистичном варианте там виделась "западная Маньчжурия", город для челноков, но не из Юго-Восточной Сибири, а из Казахстана, Средней Азии и Западной Сибири.

Такого рода нюансы не страшили разработчиков проекта, и пиар в государственных СМИ постепенно делал свое дело. Недвижимость в Хоргосе мало-помалу росла в цене при интенсивной застройке.

Как бы то ни было, туристической меккой Хоргос ожидаемо не стал, но его значение в рамках стратегии "Пояса и Пути" возрастало. В СМИ даже называли его "ключевым пунктом". Однако туризм и торговля с соседями, по видимому, не приносили необходимого для "Пояса и Пути" объема средств, да и не могли этого сделать в обозримом будущем. Интереснее стало в тот момент, когда власти объявили Хоргос не только "сухопутным портом", но и "налоговой гаванью".

Южане идут на западную границу

"Гавань" в Хоргосе давала освобождение от налогов на пять лет и возмещение части налогов еще на пятилетку. Это не уникально для Китая, и когда-то юг этой страны создавал свое экономическое чудо примерно такими механизмами. С той поры, когда южане вступали в свободные экономические зоны и собирали отвертками первые телевизоры, видеомагнитофоны и мобильники, утекло много воды. Очередная налоговая гавань на далеком Северо-Западе была использована теми же южанами, которые теперь ворочали миллиардами долларов. Но эти южане уже не строили цеха и склады.

Как это всегда бывает, вслед за подъемом промышленности начинается рост финансовой сферы, средств массовой информации и индустрии развлечений. Люди, построившие успешные заводы, хотят иметь свой банк, свой сайт или телеканал. Первое им нужно, чтобы не терять деньги, а умножать их; второе - чтобы защитить их и себя. Решив эти вопросы, бизнес приступает к диверсификации. Осознав появление обеспеченного класса, который имеет хлеб, но жаждет зрелищ, бизнес вкладывается в массовую культуру - музыку и кино. Собственная поп-музыка и кинематограф сохраняют внутри страны деньги масс; происходит круговорот, и деньги неизбежно снова возвращаются в промышленность.

В 1990-х Китай всё ещё снимал прыгающих на 20 метров адептов кунг-фу, но уже появлялись качественные боевики и комедии. Их было немного, но у них был рынок в полтора миллиарда человек. К концу "нулевых" китайский кинематограф подошел во всеоружии. Теперь в Поднебесной могли снять всё. Боевик круче "Плохих парней" - не вопрос. Комедия, чтобы было смешно и не для тупых - да, пожалуйста, их есть у нас. Блокбастеры Китая начали собирать кассы больше иных голливудских. Спецэффекты там делать научились. Проблему с реалистичностью сюжетов и зашкаливающим пафосом исторических персонажей они осознают, но их рынок пока доволен, а как только он перестанет быть довольным летающим кунг-фу, они быстро адаптируются. 2010-е стали эпохой бума китайского кинематографа. Он стал оперировать настолько большими бюджетами, что в Голливуде начали присвистывать.

Фильм "Основание армии" собрал 60,6 млн.$. Десятое место среди китайских фильмов в 2017 г.

Китайский Голливуд в пустыне

Не сразу, но примерно с 2013-14 гг. в Хоргос потянулись представители китайских кинокомпаний, продюсерских агентств и прочих фирм из индустрии развлечений. К лету 2017 в городке было прописано около полутора тысячи компаний из сферы кино и медиа. До конца года это число увеличилось еще почти на две сотни. Мэр города радостно рапортовал, что ежегодно это количество увеличивается на 50 процентов. При всем при том, экономического чуда, хотя бы отдаленно похожего на то, что происходило в 1990-х годах на юге, в Хоргосе не наблюдалось.

Местные жители в количестве ста тысяч человек, из которых много приехавших на строительство СЭЗ, очень надеялись стать китайским Голливудом, вот только строительство съемочных павильонов как-то уж подозрительно сильно отставало от количества зарегистрированных кинокомпаний. Огромный пузырь, надувавшийся в пустыне, лопнул с первыми известиями о претензиях налоговой службы к Фань Бинбин.

Не будем пересказывать все перепетии того, как красавица шла к успеху и гонорарам, которым могли позавидовать звезды из настоящего Голливуда. Напомним лишь, что сложившаяся в Китае практика подписания двух контрактов, где в одном указывалась сумма для налоговой службы, а в другом - реальный заработок звездных актеров, была разоблачена в результате ссоры знаменитостей. Общая сумма претензий к Фань Бинбин составила почти 130 млн. долларов (вместе со штрафами). Скандал не только подкосил звездную карьеру, но и заставил правительство приглядеться к индустрии развлечений с ее двойными контрактами. Помимо прочего, Главное налоговое управление обратило взоры на происходящее в Хоргосе. Там началась паника.

Стало понятно, что никакого производства кинокомпании в Хоргосе не вели. Большинство из них даже ради приличия не вкладывалось в аренду полагающихся офисов. Соответственно и доходы города росли совершенно не так быстро, как доходы индустрии развлечений.

Это ещё не конец. Пока свою деятельность в СЭЗ Хоргос свернуло не более полутора сотен компаний, связанных с кинематографом. Но поток регистраций иссяк. Власти города теперь требуют, чтобы каждый резидент имел в СЭЗ определенное количество офисных площадей и сотрудников. Также отныне запрещено делиться юридическим адресом в Хоргосе.

Тем не менее, оптимисты надеются на лучшее. В СМИ звучат предложения строить съемочные павильоны, облегчить передвижения кинематографистов по неспокойному Синьцзяну и т.д. Последний пункт особенно показателен. Дело в том, что среди кинокомпаний, зарегистрированных в Хоргосе, были и такие, кто реально пытался организовать съемки там же, но в нужный момент местные власти даже не позволили им выехать туда из Урумчи, сославшись на беспорядки. Кроме того, в китайских СМИ сейчас активно продвигают информацию о том, что на самом деле расследование о налоговых махинациях кинокомпаний в Хоргосе ведется правительством аж с января. Таким образом ситуацию пытаются подать в том духе, что и до скандала с Фань Бинбин власти не дремали. Однако это очень похоже на то, как в России каждый преступивший закон полицейский внезапно оказывается уволенным со службы за день-два до преступления. Только в китайской версии наоборот представитель власти оказывается на месте для защиты закона чуть ли не до того, как его нарушили.

В этой связи напомним, как мэр Хоргоса всего лишь год тому назад гневно отвергал намеки о том, что кинокомпании регистрируются в его городе только ради ухода от налогов.

- Кинематографистов привлекают уникальные природные виды и удобная транспортная система, - заявлял тогда градоначальник Хоргоса, добавляя: "Кинокомпании улучшают имидж города и вкладываются в местную экономику!".

Китай, Синьцзян

Читайте также

Комментарии